«Люблю всех спасать». Алена Долецкая о дневниках и страсти профессионала

0
45

Алена Долецкая больше десяти лет возглавляла русский Vogue. В Петербурге светская львица встретилась с поклонниками, представила свою книгу и ответила на вопросы читателей.

О выборе профессии

—  С этим связан большой семейный скандал. Когда я решила пойти в хирургию, мои родители страшно возражали. На это дядя Юра (Юрий Никулин – прим.) сказал: «Что вы пристали к девочке? Она чистый гуманитарий! Давайте ее отдадим в театральное училище». Я была почти готова, но тут возмутилась мама. Оказалось, она играла в школьном театре и 90% состава ее коллектива позже стали звездами театра Вахтангова в Москве. Мама же пошла в медицинский.  В итоге все остановились на филологии. Во-первых, я любила читать, во-вторых, мне очень нравились иностранные языки. 

«Продвинутые не смотрят «ящик». Леонид Парфенов – о России, ТВ и «Намедни»

О команде единомышленников

В любой команде, которую вы создаете, я искренне советую не тратить время на людей, которым надо доказывать, что вы не верблюд. Вы создали проект, в который верите, так окружайте себя людьми, которые будут слышать вас, ценить то, что делаете, знать, что вам по пути. Те, кто приходит в команду для самоутверждения,  на первом этапе будут отнимать много времени. Это не конструктивно. Советую начинать с команды, которая 100% будет ваша. Пусть будет три сотрудника, на лояльных. Не набирайте орду.

О критике

Критика — сложная вещь. Очень мало людей, которые умеют критиковать. Важно не просто высказаться, но и аргументировать позицию, предложить альтернативу и назвать 5 причин, по которым это может быть лучше. Тогда из этого уже получится диалог.

О том, что нравится в жизни

Я очень люблю работать. Поймала себя на мысли, что даже когда ухожу в 10-километровую прогулку, у меня все время жужжат мысли, я все время о чем-то размышляю. При этом я не даю себе установку, что надо вернуться с готовым бизнес-планом. Это происходит само собой.

Пожалуй, единственное время, когда я не думаю, не формулирую, не думаю, это в ходе занятий медитацией. Я практикую уже давно. Видимо, в силу своего характера я не вижу других способов выключать голову. Когда ты залезаешь в технологию медитации, то понимаешь, что оказывается не думать, не двигаться, не думать – это очень сложно. Это для меня это чистая форма «неработы», хотя любой продвинутый философ скажет, что медитация есть самая высшая форма работы.

А еще я очень люблю вкусно есть, люблю готовить для друзей, люблю собак. Еще я люблю помогать людям. Люблю спасать людей. Нет, честно, без пафоса. Я всегда стараюсь что-то сделать для других.

О Третьяковской галерее

Я не сразу приняла предложение генерального директора Третьяковской галереи Зельфиры Трегуловой стать креативным советником.

До этого я принимала участие в работе над гидом для выставки Эль Лисицкого (Лазарь Лисицкий – прим.). Будете в Москве, очень советую не пойти в ресторан, а сходить на две выставки Лисицкого в Третьяковке и в Еврейском музее.  Это абсолютно выдающаяся история. Мало кто знал о важности Эль Лисицкого. У всех на устах Малевич, и никто не понимает, кто был его тенью. Эль Лисицкий Единственный кто его критиковал, часто не соглашался и остался в истории искусства по совершенно другим причинам. И, к слову, оценивается  за границей выше, чем у нас. Во время работы над гидом мы и проговаривали возможности сотрудничества.

В свой «довоговский» период, когда я возглавляла отдел искусства в Британском совете, мы сделали несколько крупных проектов в Третьяковской галереи, которые были весьма сенсационными в то время. Один из них был в Новой Третьяковке и назывался «Ожившие мосты». Очередь из желающих попасть на нее растянулась от Новой Третьяковки через Садовое кольцо и до парка Горького. Так что мой интерес к Третьяковке давнишний. Это своеобразное возвращение домой. Такая неслучайность.

О дневниках

Я никогда не вела дневники, о чем ужасно горюю. Мой совет тем, кто в какой-то степени любит словесность, уважает слово, понимает, что у него выходит хорошо выражать свои мысли, – ведите дневники. У вас будут дети, внуки, правнуки. Никакие Instagram, Stories не передадут ощущений от первой встречи с человеком, от эмоций и мыслей после прочтения книги. Это драгоценнейшая вещь.

О советах

Совет — это чистая магия. Очень важно, когда он был произнесен, кем, в какой момент жизни. Он может исходить от человека, который случайно сел с вами рядом в поезде. Какая-нибудь бабушка скажет: «Деточка, что же ты у нас такая замызганная? Прибралась бы». И это останется у вас в голове яркой вспышкой.

Мы часто пропускаем ценнейшие советы своих родителей. Но так будет всегда, так устроена семейная история.

О российских дизайнерах

Нельзя входить в профессию, чтобы потом ее сдать как униформу и сменить на какую-то другую. Значит вы не дизайнер. Профессия ваша, если вы ею болеете, вы о ней думаете. 

«Найти свое место – это ключ к счастью». Вербер о снах, кошках и медитации

В России после Славы Зайцева и Вали Юдашкина, которые положили свои жизни, стали встречаться театральные заходы «А поработаю-ка я дизайнером… Я такие блузочки шью… У меня такой вкус..» Никому не нужны ателье в индустрии дизайна моды. Мода – это про самовыражение, но это «само» предполагает огромное количество знаний, историю моды и невероятную преданность делу. Когда ее нет, то начинаются игрушки.

С Кирой Пластининой была та же история. Папа решил поиграть с дочкой в те же игрушки. Я исполнена уважением ко всем участникам этой истории, но результат известен. В это нельзя играть. Как только вы начинаете всерьез изучать историю этой индустрии, вы увидите, кто побеждает, кто остается на этом Олимпе.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

2 + 6 =