Бычки в томатном соусе. Наследники Ленина доедают исторические консервы

0
108

Понятно, что серьёзной политической интриги в предстоящих президентских выборах нет. Конечно, можно делать ставки по поводу того, какой процент голосов получит тот или иной кандидат или сколько граждан придут к урнам.

Но говорить о том, что нынешние выборы вообще не имеют никакого значения для будущего России, всё-таки не стоит. На первый взгляд интрига, дейст­вительно, невелика. И заключается она в том, кому из кандидатов достанутся вторые и третьи места. Сохранят ли, например, коммунисты второе место? Или нового кандидата от КПРФ Павла Грудинина обойдёт старожил российской политики Владимир Жириновский?

Призрак все еще бродит. Как живут современные коммунисты на Западе?

Шаг вперёд, два назад

Тем не менее результатами предстоящих выборов не следует пренебрегать. При всём привкусе «вчерашних блинов» они тем не менее могут заметно повлиять на политический пейзаж страны. Если коммунисты откатятся на третью позицию, то это подтвердит крепнущее в обществе мнение, что КПРФ с её ленин­ской тактикой «шаг вперёд, два шага назад» всё более превращается в советские «бычки в томатном соусе» и подобно европейским коммунистам сходит с исторической сцены. Внутри страны в силу своего едва закамуфлированного сотрудничества с властью коммунисты становятся всё менее интересными даже для левонастроенного сегмента общества. КПРФ утратила функции «боевого отряда» и не отмечена ни одной сколько-нибудь серьёзной публичной акцией в защиту «пролетариата». Речи лидеров партии о «защите интересов трудящихся» стали неким церковным ритуалом. Помолились наследию Ленина — Сталина и разошлись.

Перекраска волос

Смогут ли коммунисты вписаться в новые повороты истории? Уже чуть ли не десять лет в партии идут разговоры о том, чтобы переодеться в социал-демократов, но это означало бы предать заветы Ленина, который делал ставку именно на конфронтацию с социал-демократами. Не жаловал социал-демократию и Сталин, остающийся одним из знамён КПРФ. К тому же в стране уже есть не слишком успешный опыт «Справедливой России», которая попыталась позиционировать себя как социал-демократическая, но покраска в европейские цвета не удалась. У нас ведь как? Как партию ни перекрашивай, а всё получается цвет кремлёвской стены. 

Выбор у коммунистов невелик: либо идти по-ленински на обострение, прекратить «интимные отношения» с Кремлём, возглавить социальные протесты, звать недовольных на баррикады, либо раствориться в имитационных «народных движениях» под абстрактными лозунгами справедливости и всеобщего счастья.

В поисках пути лидерам КПРФ, возможно, было бы полезно перечитать некогда знаменитую ленинскую статью «Шаг вперёд, два шага назад (кризис в нашей партии)». Статья была написана в мае 1904 г. по итогам II съезда РСДРП и, по сути, представляла собой план построения «партии нового типа». Ленин делал ставку не на единение демократических сил, а на фрагментацию общества и на классовую борьбу. Статья «Шаг вперёд…» на многие десятилетия вперёд заложила в России основы однопартийности и культа личности. Более того, она исходила из представления, что чем хуже дела в стране, тем лучше для партии. Естественно, что такой план построения «партии нового типа» в нынешних условиях, когда общество ищет не конфронтации, а согласия, принят быть не может. Тогда какой же?

Понять Горбачёва. Какую роль сыграл президент СССР в истории России?

Чем хуже, тем лучше

Начиная с конца 80-х гг., коммунистам приходилось выживать в трудных условиях. Попытка М. Горбачёва переодеть коммунистов в европейское платье и строить «социализм с человеческим лицом» успехом не увенчалась. Партия завязла в ленинско-сталинских догмах. А Горбачёва коммунисты просто возненавидели. Но серьёзно переформатировать КПСС Горбачёв (даже будучи её генсеком) так и не смог. Не решился. У Бориса Ельцина рука оказалась более жёсткой. В августе 1991 г. после попытки государственного переворота (ГКЧП) Ельцин своим указом запретил КПСС. Коммунисты лишились не только права на легальную политическую деятельность, но и всего имущества.

Впрочем, политическая смерть КПРФ оказалась фикцией. В условиях разрухи, распада СССР, разочарования в реформах Гайдара и приватизации коммунисты сохранили влияние в регионах. Раздувая недовольство на периферии, они мощно давили на центр, пугая Кремль призраками гражданской войны. При всей неприязни к Зюганову Ельцин не мог с этим не считаться. В 1993 г. с помощью Конституционного суда КПРФ легально восстановила свои структуры и вернулась в политику. Выборы в Госдуму в 1993 г. дали коммунистам более 12% голосов, а в декабре 1995-го — уже более 22%.

Коммунисты использовали старую ленинскую тактику: максимально эксплуатировать неудачи правительства. Чем хуже обстояли дела в стране, тем активнее они размахивали красными флагами. На президентских выборах 2000-го на фоне неудач реформ, последствий кризиса 1998 г. и резкого падения рейтинга самого Ельцина Зюганов получил уже 29% голосов. 

Старые консервы

Сегодня в условиях высо­кого рейтинга Владимира Путина и крепкой вертикали власти КПРФ, похоже, перестала быть необходимым балансом для сохранения стабильности. И всё чаще возникает вопрос: а зачем вообще нужны коммунисты? Более того, КПРФ всё более становится помехой и для партии власти, и для Кремля. При отсутствии реальных успехов в сфере экономики и социальной сфере политическая жизнь всё более перемещается в сферу пропаганды. Такие темы, как патриотизм, величие, державность, победа в Великой Отечественной войне, вражеское окружение, которыми привыкли жонглировать коммунисты, сегодня активно востребованы пропагандистским аппаратом «Единой России» и Кремля. 

Уходя от нас, товарищ Ленин…

Коммунисты из попутчиков Кремля становятся конкурентами, а в схватке за Сталина даже одерживают верх. Здесь у коммунистов такое преимущество, как консерватизм масс, привычка населения к мифологизированной версии истории и неувядающая в народе вера, что если снова «всё отнять и поделить», то жить станет лучше и веселее. Коммунисты сегодня конкурируют с властью не только на ниве народности, но и на паперти православия. 

***

Лидеры коммунистов очень обижаются, когда им напоминают о цене советского эксперимента. По итогам ХХ в. и начала ХХI в. КПРФ оказалась партией несбывшихся надежд, партией стратегического отставания. Не пора ли распрощаться с иллюзиями?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

3 + 7 =